японская сказка “Платье из птичьих перьев”

Tori Рубрика: Японские сказки Метки: , ,
сказки Японии

сказки Японии

Тема этой легенды синтоизма напоминает одно древнескандинавское сказание (подробнее можно прочитать в книге William Morris. «The Land East of the Sun and West of the Moon»).

О волшебные напевы, которым мы восхищенно внимаем!
Фея поет, и в облачных сферах
Сливаются в гармонии звуки ангельской лютни,
Кимвал и сладкозвучных серебряных флейт.
И песня летит с небес, сияющих пурпурным цветом
Так же, как западный склон Сомэиро,
Когда он расцвечен лучами закатного солнца,
в то время как лазурные волны
Омывают поросшие соснами берега островов.
Со склонов Юкисима прекрасный ветер
Срывает цветы. И этот волшебный вид,
Эти белоснежные крылья, трепещущие в сиянии света,
Наполняют душу изумлением и восторгом.

Открыты мне Небесные врата,
Из перьев птиц я надеваю платье;
Взнуздав дракона, мчусь я неспроста
Туда, где ждут меня мои собратья.
Я личжи* рву в восточной стороне,
В краю бессмертных у границ Пэнлая;
Ты снадобье прими, сказали мне,
И будешь вечно жить, не умирая.

Цао Чжи. Пер. Л. Черкасского

* – Личжи – тропические плоды, которые высоко ценились при дворе китайских императоров. Чтобы доставить их свежими с далекого юга, день и ночь скакали специальные гонцы, нередко погибавшие в дороге.

Была весна, и вдоль поросшего соснами берега Мио слышался птичий щебет. Синее море медленно катило волны, сверкая в лучах весеннего солнца, и рыбак Хаируко присел на берегу, чтобы полюбоваться морским пейзажем. Оглядываясь по сторонам, он случайно заметил красивое платье и белоснежных птичьих перьев, висящее на ветвях сосны.

Но не успел Хаируко снять его с дерева, как увидел идущую к нему со стороны моря прекрасную Деву, которая попросила рыбака вернуть ей платье.

Хаируко с нескрываемым восхищением смотрел на Деву.

— Я нашел это платье, — сказал он, — и намерен оставить его себе, потому что такое чудо достойно сокровищницы Японии. Нет, я не могу отдать тебе это платье.

— О! — жалобно воскликнула Дева. — Я не смогу подняться в небо без платья из птичьих перьев, и, если ты не согласишься отдать его мне, я никогда не смогу вернуться домой, на небеса. О, добрый рыбак, умоляю, верни мое платье!

Но Хаируко, который, видно, был жестокосердным человеком, отказывался выполнить просьбу.

— Чем больше ты просишь, — сказал он, — тем больше я утверждаюсь в своем решении оставить себе то, что я нашел.

Вот как ответила Хаируко Дева:

— О, не говори так, добрый Мой рыбак! Не знаешь ты, что я, как несчастная птичка со сломанным крылом, ищу, но тщетны поиски мои. Я ищу свои похищенные крылья, чтобы подняться в синие просторы небес.

После дальнейших доводов сердце Хаируко немного смягчилось.

— Я верну твое платье из птичьих перьев, — сказал он, — если ты прямо сейчас станцуешь для меня.

Тогда Дева ответила:

— Я станцую для тебя прямо здесь танец, заставляющий вращаться Лунный Дворец, так что даже бедный смертный может постичь его тайну. Но я не могу танцевать без моего платья из птичьих перьев.

— Нет уж, — сказал подозрительный Хаируко, — если я отдам тебе платье, ты сразу же улетишь и не станешь танцевать передо мной!

Такие слова сильно рассердили Деву.

— Слово смертных людей можно нарушить, — сказала она. — Но небожители не знают обмана.

Такие слова пристыдили Хаируко, и он без дальнейших церемоний отдал Деве ее платье из птичьих перьев.

Надев свое белоснежное платье, Дева ударила по струнам и начала танцевать.

Танцуя и аккомпанируя себе, Дева пела о странных и прекрасных вещах, о своем далеком доме на Луне.

Она пела об огромном Лунном Дворце, где правят тридцать царей: пятнадцать в белых одеждах правят в полнолуние, а пятнадцати царям в черных одеждах наступает черед править, когда Луна идет на убыль.

Своим танцем и песней Дева восхваляла Японию, земля которой не дочерпала еще своих возможностей и может давать еще больший урожай.

Рыбак Хаируко недолго наслаждался демонстрацией чудесных талантов Лунной Девы, потому что вскоре ее изящные ступни перестали касаться прибрежного песка. Она поднялась в воздух, и ее белоснежное платье мерцало на фоне зеленых сосен и синего неба.

Она поднималась все выше и выше над вершинами гор, продолжая играть и петь, устремляясь в высокое небо, туда, где стоит чудесный Лунный Дворец, пока, наконец, не затихла ее волшебная песня.

« »

Ваш отзыв